Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

В Ялте, 1896 год

Из журнала Развлечение №34(30 августа) за 1896 год:

Прогулки по окрестностям Ялты дают богатый материал для характеристики посещающей их публики. На скамейках, столах, перилах, камнях, деревьях — целая литература, ее стирают, соскабливают,—она является снова. Приезжает, напр., какой-нибудь господин к водопаду и сейчас у него является заветное желание заявить публике, что живет в таком-то городе такой-то. И вот он вынимает из кармана карандаш или перочинный ножик и начинает писать или царапать: «Такого-то года, месяца и числа посетил сей водопад такой-то», потом пишет, какой у него чин, и из какого города он приехал, а иногда еще прибавит: «и восхищался водопадом!». Непризнанные поэты и поэтессы пишут на скамейках свои стихотворения, другие заявляют о своей пошлости неприличными остротами, третьи выцарапывают философские изречения.

Кто-то очень задумался у водопада и написал:

Я здесь сидел и долго думал,
Как на свете все превратно.

А внизу кто-то прибавил:
И дураком отправился обратно, и т. д.

"Для удобства отдыхающих на пляже", Куйбышев(Самара), 1936 год



Объявление из газеты "Волжская коммуна" за 29 июля 1936 г.

А 11 июля в газете была публикация о городском пляже, ниже её фрагмент:

"Мы видели, как матери обегали киоск за киоском и не могли найти ни капли воды для хнычущих детей. Киоски были пусты. В них завезли ничтожные запасы вод и пива и они были мгновенно раскуплены. Лишь один киоск был обеспечен с избытком. Здесь все, кого мучила жажда, могли получить стакан водки, горного дубняка, зубровки. Это был единственный, торгующий на берегу, киоск с «водами». В стороне от парка-пляжа, после долгих поисков, удалось найти голубой ресторан. Когда мы подошли, его брали приступом. Это было единственное место, где можно было получить фруктовую воду и пиво. Но и здесь, несмотря на то, что отдыхающие наконец-то могли утолить свою жажду, никто не улыбался и не выражал выражал своего удовольствия. Потому что слишком по-торгашески, слишком безобразно поставлено дело в этом голубом ресторане".

К. Ротов, "Московская экзотика", 1927 год



- Зачем мне ехать в отпуск наслаждаться красотами природы, когда их и здесь достаточно! Кстати, и денег нет!

Рис. из журнала Прожектор №10(31 мая) 1927 года.

В самом деле, в справочнике "Вся Москва" на 1927 год в списке гостиниц есть "Крым" 2-ого разряда в Даевом переулке и "Кисловодск" 3-ого разряда на Домниковской улице.

Интерес к красотам Армении был очень большой:

Collapse )

История российской статуи свободы

В изложении журнала "Новый Сатирикон" №33(сентябрь) за 1917 год:



- Наконец-то и в России воздвигли статую свободы. Совсем как у американцев. Ура!
- Только ведь голову ей накрыть надо. Климат у нас такой, что неудобно...
Collapse )

"Что мне понравилось на Черном море", 1937 год

Из журнала Крокодил №19 за 1937 год:

Сотрудник Крокодила Л. С. Ленч провел беседы с пассажирами теплохода «Аджаристан», совершившими путешествие Одесса — Батуми. Они ответили тов. Ленчу на один кардинальный вопрос: «Что мне больше всего понравилось во время путешествия по Черному морю?»



Посадка пассажиров на теплоход Крым, отправляющийся из Одессы в Батуми. Фото из журнала Огонек №26(20 сент.) за 1936 год.

1. КАРИНКИН Т.С. (Техник, 23 лет)

Мне лично из того, что я видел на Черном море, больше всего понравилась моя нынешняя жена Татьяна Дмитриевна Каринкина-Полыхаева. Красавицу Одессу я буду долго помнить потому, что мы там познакомились с Танечкой. Сильное впечатление на меня произвел также Севастополь, этот белый красавец-город, где мы с Танюшей объяснились. Но больше всего мне понравился Сухуми, в загсе которого мы зарегистрировали наш брак. Мы, собственно, просили капитана оформить наш союз непосредственно на корабле, поскольку морские законы в исключительных случаях предоставляют капитану такое право, но последний до­вольно нечутко предложил нам обождать до ближайшего порта, где условия стоянки позволяют добежать до загса. Таким портом оказался Сухуми. Этот солнечный красавец-город произвел на нас с Таней громадное впечатление. К сожалению, кроме загса, мы ничего не успели в нем как следует осмотреть.

2. БУРДЮКОВ К.К.(Ответственный исполнитель по индюкам треста "Домптица", 43 лет)

Откровенно говоря, я не понимаю лю­дей, способных по жаре сходить во вре­мя стоянок теплохода на берег и осма­тривать достопримечательности кавказ­ских городов. Те же самые достоприме­чательности и почти по той же цене я лично получал в буфете теплохода. Незабываемое впечатление на меня произ­вел грузинский коньяк и абхазское вино «Роза роз». Пользуюсь случаем отметить внимательное отношение администрации буфета к запросам путешественников.

3. ГЕРАННИКОВА Е.И. (Домашняя хозяйка, возраст сообщить отказалась)

Больше всего мне понравилось, что не было качки. Может быть, это покажется вам странным, но я считаю отсутствие качки своей личной заслугой. Еще в Одессе я предупредила капитана, что совершенно не выношу качку, и прошу ни в коем случае не допускать ее. Капи­тан ответил, что это от него не зависит. Меня этот бюрократический ответ не удовлетворил. Обладая настойчивым ха­рактером (что может подтвердить мой муж), я через час опять поднялась к ка­питану и опять сказала насчет качки. Капитан, представьте, пожал плечами и холодно повторил, что это от него не зависит.

Другая на моем месте так бы и ушла ни с чем. Но я не такая. Выждав еще час, я опять поднялась к капитану, разбуди­ла его и предупредила, что, если он до­пустит качку, я буду жаловаться в Наркомвод. Тогда капитан с непонятным мне раздражением сказал:
— Хорошо. Я обещаю вам, что качки не будет. Только, ради бога, дайте мне выспаться после вахты.
И что вы думаете: он выспался и кач­ки не было. Капитан сдержал свое обе­щание.

Л. Ленч

Спекуляция путевками, Киев, 1935 год

Заметка из газеты Известия от 20 августа 1935 года:

Киев, 19 августа. (По телеф. от соб. корр.). Коридоры киевского курортного бюро превратились в «черную биржу», на которой идет бойкая торговля путевками. Здесь можно получить (конечно, по повышенной цене) путевку на любой курорт. В толпе курортников, в коридорах и у окошек, то и дело слышишь возгласы:
— Есть южный берег Крыма!.. Предлагаю Мацесту!.. Имею Кисло­водск!

Спекуляцией занимаются получающие путевки на месте работы. Задержаны перепродававшие путевки кассир Облшвейтреста Лернер и студент Ветеринарного института Довганец.

Профорганизации, занимающиеся разверсткой путевок, не принимают никаких мер против спекуляции, не­смотря на многократные обращения курортного бюро.

Огорчения туриста, Москва, 1936 год

Ниже публикация из газеты Известия за 5 сентября 1936 года. Речь идет о построенной в 1934 году на пересечении Денежного переулка( в 1933—1994 годах — улица Веснина) и улицы Арбат гостинице «Общества пролетарского туризма и экскурсий»(было ликвидировано в апреле 1936 года). Архитекторы И. А. Голосов и Д. Д. Булгаков. После того как была построена высотка на Смоленско-Сенной площади и высотка была передана МИДу(переезд в новое здание завершился в январе 1953 года), здание гостиницы также отошло этому министерству.



Рекламное объявление в газете Правда от 7 марта 1937 года


В Москве, на углу Арбата и ул. Веснина, стоит новый 9-этажный дом. Это гостиница для советских туристов. Внешне здесь все выглядит очень приятно. Красивый фасад. У входа — клумба и газоны. Поражает разве только то обстоятельство, что гостиница не имеет вывески.

Директор гостиницы т. Гюллер так объясняет этот казус:
— Весь сезон идет спор, как назвать нашу гостиницу. Сначала хотели назвать ее «Дом туриста». Но потом передумали и как будто решили назвать «Туристской гостиницей». Но пока что из-за этих споров вывески нет...

Но вывеска — пустяки. Гораздо важнее узнать, как встречают здесь туристов.
— Прежде всего гоним в баню!
Именно так выразился т. Гюллер. Для того, чтобы поселиться в туристской гостинице, прибывающий в Москву турист обязан прежде всего отправиться в баню, затем в дезинфекционную камеру для дезинфекции своей одежды. Когда он выполнит эту процедуру и предъявит соответствующий талон из бани и дезкамеры, он получит право занять койку в одном из номеров гостиницы.

Но вот, наконец, закончены все формальности. Пора отправиться в столовую. И тут турист обнаруживает, что новая туристская гостиница не только не имеет ванн, но не имеет даже столовой. Для того, чтобы поесть, турист вынужден отправиться в новое путешествие — в Парк культуры и отдыха им. Горького, чтобы там, в ресторане, толкаясь среди сотен посетителей парка, измотавшись в очереди, получить плохой, невкусный обед, завтрак или ужин. Потом турист возвращается в гостиницу. Он шагает по грязным, не покрытым даже простым ковриком лестницам. В номерах стоит по 10—15 коек. Нужно обладать известной храбростью, чтобы лечь на одну из тех расшатанных кроватей, которыми тесно уставлены здесь номера.

Комендант, сопровождающий вас по коридорам гостиницы, любезно объясняет:
— Кровати у нас — один брак. Так их и покупали, как брак.

Мы просматриваем записи туристов. «Грубое обращение». «Двери и шкафы не затворяются». «В камере хранения багажа огромная очередь». «В номерах нет зеркал». «Отсутствуют даже полотенца. Грубость персонала. Грязь». Тов. Максимов, педагог из Ташкента, заканчивает свою жалобу так: «Это отравляет все впечатление от поездки в Москву»...

Туристы жалуются и на то, что представители гостиницы не встречают их на вокзале. Бывают случаи, когда экскурсии тратят по 2—3 часа в поисках этого уютного с виду здания. Хозяин гостиницы на Арбате — туристско-экскурсионное управление ВЦСПС. Директор этого управления т. Волков заявил нам:
— Гостиница на Арбате является лучшим нашим предприятием, которым мы, туристские работники, гордимся!

Нетрудно себе представить, что делается на тех туристских базах, которыми туристские работники не гордятся...

И. Экслер

В новосибирской гостинице, 1936 год

Публикация в газете "Советская Сибирь" за 9 июня 1936 года.

Худая слава о новосибирской Центральной гостинице распространилась по всей стране. И. Эренбург «увековечил» ее в романе: «В номере нет ни зеркала, ни полотенца». А. Зорич в «Известиях» писал: «Уж очень невзрачная гостиница».

Теперь, правда, в ней можно найти и зеркало, и коврик, и чистое белье, есть даже настольные лампы. Сносная, как будто, обстановка: устраивайся, отдыхай, работай! Но нет, жильцы по-прежнему покидают её с неприятным чувством: лучше бы сюда не заезжать.

...Вы приехали в гостиницу глубокой ночью. Путешествие длинно и утомительно, вам не терпится завалиться в кровать. Но швейцар предлагает «посидеть на чемодане»: паспортиста нет 10-15 минут. Наконец, вы вручили паспорт, изложили в длинной ненужной анкете свою «родословную» и хотите занять номер. Не тут-то было: вы должны сходить в так называемую «дезокамеру», принять душ и принести оттуда справку, что вы действительно были в воде.

«Дезокамера» отталкивает вас своей грязью, но дежурная назидательно говорит: —Мойтесь! Культура — это чистота!

Пройдя сквозь «чистилище», вы вступаете в стандартный гостиничный «рай». Вот идет горничная. Вы просите, чтобы вас провели в номер? Нет, она уже сменялась, а другая еще «не заступила». Вам нужен ключ от комнаты? На контрольной доске ключа не оказалось, но все равно -- номер открывается любым другим ключом. Вы спрашиваете, как же оставлять в таком номере вещи?
— Ничего не случится, — успокаивает дежурная. — Воруют, но редко. Правда, обворовали летчика, у артиста стащили два костюма. ...Но где не бывает таких случаев?
Collapse )

"Где остановиться приезжему?", вторая половина 1930--х годов

Из заметки с сопутствующим рисунком в газете Ленфильма "Кадр" за 7 мая 1936 года:

"В списке дел у почти каждого командированного в город Москву киноработника на первом месте стоят:

НОЧЛЕГ И ОБРАТНЫЙ БИЛЕТ

Наивные люди, начавшие свою работу в Москве с выполнения командировочного задания, могут очутиться без номера в гостинице.

Думается, что командировки вызываются необходимостью выполнить какие-либо важные и срочные задания. У большей части командируемых, возможно, отсутствуют в Москве друзья, имеющие излишки жилплощади и обладающие к тому же необходимым радушием.

В главное управление кинофотопромышленности ежедневно прибывают представители десятка киноорганизаций. По одной только нашей студии в течение одного января было откомандировано в Москву 58 человек. Для большинства командируемых простые вопросы получения ночлега и билета являются "проблемой". Мне лично пришлось два раза первые ночи моих командировок провести на московских бульварах(кстати, рекомендую здание главного телеграфа в Москве, где можно подремать под видом ожидания телефонного вызова)".




О командированных в Москву также в газете Возрождение за 20 февраля 1937 года:

"По делам службы в Москву приезжают служащие. Картина «В зале ожиданий на Дмитровке»:
Collapse )