Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Женщина за рулем, 1917 год

Из московской газеты "Вечерний курьер" от 25 февраля 1917 года:

По сведениям, полученным земским союзом, из числа женщин, окончивших организованные союзом курсы для женщин-шоферов, работают на различных фронтах 23 и в Москве 6 человек. Такие курсы для обучения женщин управлению автомобилем были впервые устроены в России и курсы являлись, так сказать, опытом для женщин, экзаменом на завоевание ими равноправия и в этом, на первый взгляд казалось бы недоступном для женских сил поприще. Практика жизни показала, что опыт был предпринят недаром, и что для женского труда открылось новое поле деятельности.

Когда автомобильным отделом было объявлено об открывающихся курсах, то сейчас же число желающих поступить на них далеко превысило все ожидания — было подано 430 прошений. Так как обращение с автомобилем требует довольно значительной физической силы и безусловно здоровых легких, то перед приемом был назначен медицинский осмотр всех желающих поступить. На осмотр явилось только 130 человек. Остальные, по всей вероятности, испугались трудностей предстоящей работы, а, может быть, и сам медицинский осмотр испугал их.

Принято на курсы было 58 женщин, остальные остались за бортом, частью по состоянию своего здоровья, частью же по недостатку образования, несоответствия с установленным для приема возрастом и пр.

Работа на курсах была очень трудная, приходилось возиться с керосином, смазочными маслами, но трудность не испугала пионерок этого нового для женщин дела. Работали они с полным осознанием всей важности задачи, и своим неизменным старанием преодолевали все трудности. Более всего упорства потребовалось для изучения черчения, но и оно было постигнуто, экзамены показали, что теоретические познания у женщин оказались значительно выше, чем у мужчин, на практических же работах они всё же несколько отстали от мужчин, и управление тяжелым грузовым автомобилем далось далеко не всем ученицам. Управлять легковым автомобилем научились все.

Часть «шоферш» уже применили на практике свои познания, некоторые же продолжают еще совершенствоваться частным образом.

Последователь Остапа Бендера в Ярославле, 1936 год

«Вечерние курсы универсальной бухгалтерии открываются специальным московским представителем Главпрофобра. Пять способов — итальянский, американский, французский, немецкий и другие. Срок обучения — 64 часа. Вместо семи лет, при приеме требуется только трехклассное образование. Плата за обучение— 120 руб. Через 64 часа вы станете бухгалтером. В первую очередь принимаются члены ВКП(б) и комсомольцы. По окончании курса можно работать в любой отрасли народного хозяйства. Желающим выдаются заверенные аттестаты». — Такое объявление было расклеено недавно на улицах Ярославля. В первый же вечер у дверей «московского представителя Главпрофобра» выстроилась очередь. В число слушателей были приняты 38 человек и последователь Остапа Бендера прочитал вводную лекцию на тему... «Место бухгалтерии в системе мирового хозяйства». Потом он попытался удрать из города с полученными от курсантов деньгами. Это, однако, ему не удалось — аферист был задержан. Установлено, что «педагогической» аферой преступник занимался уже в Азово-Черноморье, в Ташкенте и др. городах", - "Известия", 12 янв. 1936 г.

Разложение районных работников, Томский округ, 1928 год

Из газеты Советская Сибирь за 28 июня(№148) 1928 года( в тексте используется аббревиатура РИК для райисполкома):

ТОМСКИЕ УЧИТЕЛЬНИЦЫ СТАЛИ НАЛОЖНИЦАМИ РАЙОННЫХ РАБОТНИКОВ

Наш томский корреспондент сообщает о возмутительном отношении районной администрации к учительницам, работающим в сельских школах. Эти сообщения не единичны. Необходимо решительными мерами прекратить эти безобразия.

ТОМСК, 27. (По телефону). Факт полнейшего отсутствия общественной работы среди учительниц сельских школ долгое время объяснялся политической отсталостью последних, однако, в процессе начавшейся самокритики выяснилось истинное положение вещей. Установлена настоящая причина, послужившая основанием учительницам игнорировать общественность. Оказывается, партийные работники в районах превратили учительниц в своих наложниц, при чем это явление носит массовый характер, и стали, в порядке вещей, распоряжаться личностью учительницы, как своей собственностью.

В Вороновском районе предРИК, начальник милиции и все остальные партийцы поставили дело так, что учительницы свое пребывание на службе иначе не мыслят, как без обязательного, против воли, полового общения с работниками района. Эта мерзость стала узаконенным обычаем. Заведывающий вороновским культпросветом Попов, приезжая из села, без всяких разговоров ложится к учительнице на кровать, а когда она оберегает свое тело от хамских ласк начальства, Попов прибегает к насилию. В селе Уртам партийцы Вороновского РИКа превратили учительницу в профессиональную проститутку, дав ей кличку «дама из Уртама». Инструктор Ижморского РИКа подчинил себе шесть учительниц. Та же картина и в Верхне-Чебулинском районе. Половую распущенность здесь считают простительной шалостью, на которую сквозь пальцы смотрят окружные организации. В результате этого в глазах деревни учительницы пользуются славой распутных женщин, почему они и вынуждены стоять в стороне от сельской общественности. Впрочем, тут еще другое обстоятельство: ответработники районов, запутавшись в таких делах, не смеют требовать общественной работы от учительниц.

"Москва. Современные счастливцевы и несчастливцевы", 1923 год

Из газеты Известия за 20 мая 1923 года:

В МОНО меня познакомили с репертуаром артистов легкого жанра— эстрадников: куплетистов, рассказчиков и т. п., выступающих сейчас в различных кабаре, по ресторанам, пивным и кафе, которых в последнее время в Москве развелось множество.

Все эти куплеты и рассказы— сплошное убожество, никому не нужный хлам вроде: «ножки-крошки», или «мамочки-мамулечки». Злободневные остроты на политические темы плоски, грубо контр­революционны, а иногда до такой степени циничны, что их невозможно даже процитировать.


В пивной карикатура, 1920-е годы,  НЭП

Между тем, некоторые из этих «произведений» написаны известными авто­рами, старыми литераторами и беллетри­стами. На обложке одного пошленького рассказа, изобилующего непристойностями, во многих местах перечеркнутого синим карандашом цензора, с пометками на полях: «пошлость!», вижу имя известного беллетриста, автора изящных «акварельных» рассказов, печатавшихся в солидных журналах. Уму непостижимо, как дошел он до подобной пошлости.

—Положительно не из чего выбрать,— жаловался мне сотрудник МОНО, выдвигая ящики своего стола, туго набитые «репертуаром».— Какое-то наводнение пошлости... Но видели бы вы, с какой наглостью, с какой самоуверенностью все это преподносится. Вот, например, из выходного монолога «известного куплетиста»: «Моя 80-летняя бабушка сделала себе омоложение»...
— Дальше идет рассказ о том, что из этого получилось. Простите, вслух про­честь не решаюсь, грубая неприличность.

Пошлые куплеты распеваются в «солидных» ампирах, эрмитажах и ришах, где бывает исключительно нэповская публика, и по разным кабачкам и пивным, куда по праздникам заходят и ра­бочие с женами и малыми ребятами. Рабочая публика, может быть, грубо, но правильно реагирует на пошлые контрреволюционные остроты и непристойности, которые позволяют себе с эстрады актеры.
— Долой его! Здесь тебе не Париж, проваливай, а не то бутылкой...

Но эти эксцессы не останавливают по­токов грязи и пошлости, которые продол­жают сочиться с эстрады.
Collapse )

Введение платы за обучение в 1940 году и отмена её в 1956 году

Вырезка из томской газеты "Красное знамя" за 4 окт. 1940 года с постановлением совнаркома СССР о введении платы за обучение в старших классах средних школ, средних специальных и высших учебных заведениях:



Ленинградская актриса Т.Д. Булах-Гардина(1904-1973) записала в дневнике 16 июня 1939 года(жила она в то время преимущественно на даче):

"Живет у меня помощницей татарка Рявза – очень милая девочка. В семье их семь, и мать ее все хлопочет получить 2000 пособия, ей полагающиеся. Пока живут впроголодь, на одном хлебе и картошке. Мать с отцом работают в совхозе, зарабатывают вместе 500 р. в месяц. А хлеб – 1 р. 10 за кило, масло – 20 р., мука – 3 р. 20 и т. д. Конечно, я уже Рявзу одела с ног до головы и откормила. Она повеселела и играет на гитаре, слушает радио. Мне жаль, если эта славная девочка пойдет по стопам родителей в голодную, нудную жизнь чернорабочей, обремененной детьми женщины. Конечно, отец ее пьет".

Collapse )

"Пишите красивше!", Куйбышев, 1936 год

Нечто феерическое из газеты "Волжская коммуна" за 29 марта 1936 года:

«Колхоз торопится с молотьбой». Так написала ученица 3 класса 19-й куйбышевской школы Васильева. «Молодьба», — исправляет учительница русского языка Грачева. «Знамя развевается», — пишет Васильева. «Развивается», — поправляет учительница. Слово «инженер» исправлено на «инжинер».

За «молотьбу» досталось всему классу. Окончательно сбитые с толку школьники начали сомневаться, не надо ли писать и «молодилка» вместо «молотилка».

Раздавая тетради с письменной работой, Грачева торжественно объявляет:
— Ребята, весь класс сделал ошибку: написали «блещу» от глагола блестеть. Одна только Козлова написала правильно — «6лесчу». Сейчас же все выпишите это слово в словарики.

Неудивительно поэтому, что слово «чищу» она исправляет на «чисчу». Спряжение глагола строить исправлено в тетрадях так: «я строю, ты строешь, он строет, мы строем, вы строете, они строют»...

О гаком уродовании слов, как «умир», «бегешь», «пекешь», — говорить не приходится.

На уроках Грачева допускает такие выражения: «Пишите красивше», или «Река ближе к устью течет все ширше и ширше».

Грачева преподает с начала учебного года и до сих пор, несмотря на протесты и возмущение родителей, ни заведующий учебной частью, ни методисты районо не принимают никаких мер к отстранению от преподавания неграмотного педагога.

Н. К.

Бес грамотности, 1936 год

Эмигрантская газета Возрождение 7 марта 1936 года перепечатала заметку из Известий за 3 марта с описанием трех случаев малограмотности, но только первый из них, на мой взгляд, заслуживал непременной публикации:

Помощник омского областного прокурора решил покритиковать земельных работпиков за безграмотность и вернул им их творения с такой припиской: «Посылаю вам отношение районного земельного отдела, как образец бес грамотности и не ряшливости».




А "Волжская коммуна" 11 ноября 1936 года рассказала о жительнице Куйбышева Людмиле Лапшинской в публикации "Радость многосемейной матери", "многосемейная мать" помимо заголовка еще два раза повторяется в тексте, однако, интригующая тема многосемейности этой женщины так и не была раскрыта.