Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

"Москва. Современные счастливцевы и несчастливцевы", 1923 год

Из газеты Известия за 20 мая 1923 года:

В МОНО меня познакомили с репертуаром артистов легкого жанра— эстрадников: куплетистов, рассказчиков и т. п., выступающих сейчас в различных кабаре, по ресторанам, пивным и кафе, которых в последнее время в Москве развелось множество.

Все эти куплеты и рассказы— сплошное убожество, никому не нужный хлам вроде: «ножки-крошки», или «мамочки-мамулечки». Злободневные остроты на политические темы плоски, грубо контр­революционны, а иногда до такой степени циничны, что их невозможно даже процитировать.


В пивной карикатура, 1920-е годы,  НЭП

Между тем, некоторые из этих «произведений» написаны известными авто­рами, старыми литераторами и беллетри­стами. На обложке одного пошленького рассказа, изобилующего непристойностями, во многих местах перечеркнутого синим карандашом цензора, с пометками на полях: «пошлость!», вижу имя известного беллетриста, автора изящных «акварельных» рассказов, печатавшихся в солидных журналах. Уму непостижимо, как дошел он до подобной пошлости.

—Положительно не из чего выбрать,— жаловался мне сотрудник МОНО, выдвигая ящики своего стола, туго набитые «репертуаром».— Какое-то наводнение пошлости... Но видели бы вы, с какой наглостью, с какой самоуверенностью все это преподносится. Вот, например, из выходного монолога «известного куплетиста»: «Моя 80-летняя бабушка сделала себе омоложение»...
— Дальше идет рассказ о том, что из этого получилось. Простите, вслух про­честь не решаюсь, грубая неприличность.

Пошлые куплеты распеваются в «солидных» ампирах, эрмитажах и ришах, где бывает исключительно нэповская публика, и по разным кабачкам и пивным, куда по праздникам заходят и ра­бочие с женами и малыми ребятами. Рабочая публика, может быть, грубо, но правильно реагирует на пошлые контрреволюционные остроты и непристойности, которые позволяют себе с эстрады актеры.
— Долой его! Здесь тебе не Париж, проваливай, а не то бутылкой...

Но эти эксцессы не останавливают по­токов грязи и пошлости, которые продол­жают сочиться с эстрады.
Collapse )

Обезьяна, не поставленная на путь добродетели: Англия, 1936 год





Из томской газеты "Красное знамя" за 15 апреля 1936 года:

Недавно в Англии была привлечена к суду обезьяна. Обезьяна эта принадлежала странствующему музыканту. Обезьяна умела курить трубку, раздавать зрителям свои автографы, пить ром. Однажды, нализавшись рома, обезьяна укусила какого-то ребенка. Родители ребенка подали на обезьяну жалобу в суд, который постановил заточить обезьяну в зоологический сад. На протест музыканта ему было заявлено, что он не сумел воспитать свою обезьяну, не смог поставить её на путь добродетели, а поэтому обезьяна у него будет отобрана. Но музыкант опротестовал приговор, заявив, что его обезьяна умнее и интеллигентнее многих судей Англии. Газеты сообщают, что этим делом заинтересовалась одна из известных английских танцовщиц, которая подала заявление в суд о желании усыновить обезьяну и надлежащим образом перевоспитать её.

В томском городском саду, 1936 год

Из томской газеты "Красное знамя" за 1 августа 1936 года.

Сад наполнен гуляющей публикой. Гремит оркестр, на эстраде неплохое представление ежеминутно вызывает смех публики. Первое впечатление, что здесь оживленно и весело. Но если присмотреться, то бросается в глаза и нечто иное, противоречащее этому первому впечатлению также как и вонючая лужа посередине благоустроенного сада.

Везде видишь группы людей в чрезмерно широких брюках, с лихо заломленными кепками или беретами. В руках у них увесистые тросточки. Ходят они, нахально толкая публику и пуская циничные остроты по адресу девушек. В большинстве они полупьяны и всем своим видом стараются показать. что им, мол, и море по колено. Одним словом, эти герои относятся к тому разряду людей, об одном из которых в свое время сказал Генрих Гейне: "Глупость била из него ключом". Веселье они понимают по-своему. Для такого источника глупости повеселиться - значит заехать кому-нибудь в физиономию, устроить драку, испортить, поломать эстраду. В подобных подвигах он заходит весьма далеко, но дальше всего он идет в невежестве. Ибо, проделывая все свои гнусные штучки, он уверен, что им любуются, на него смотрят с восхищением, он чувствует себя настоящим героем.

"Герои" веселятся, сколько им вздумается. Их бурная "веселость" то и дело дает о себе знать в различных уголках сада... Молодой человек танцует с девушкой. Один из "героев" пускает по их адресу целый ряд нецензурных замечаний. Молодой человек вступает в пререкания. В дело ввязывается целый ряд "героев". Возникает перепалка, сыпятся пятиэтажные комплименты. Затем "герои" воспитывают непокорного увесистыми тросточками.

Толкучка, брань, крики, запоздалый свисток милиционера. "Герои" неторопливо улетучиваются, оставив окровавленного "воспитанника" на "съедение" любопытных зевак. Привыкшая ко всему публику не в силах перенести этой трогательной встречи, расходится... Оркестр исполняет "Голубую ночь", на эстраде неплохие артисты вызывают ежеминутный смех зрителей. сад полон, в саду оживленно и весело. А перед садом раздается гудок автомобиля скорой помощи.

С. Войберг

Это неполный текст фельетона "Болото в городском саду". В начальной его части автор пишет о вонючей луже, которую автор обнаружил в саду и называет болотом. В заключительной части фельетона автор пишет: "надо признать, что хулиганство в Томске развито непомерно", сравнивает хулиганство с болотом, затягивающим в свою тину некоторую часть молодежи. Для автора хулиганство выглядит "непонятным парадоксом на фоне великих достижений эпохи, создающей нового социалистического человека".

Московские джазы, 1936 год

Из эмигрантской газеты Возрождение за 25 декабря 1936 года:

«Гость прибыл из далеких и глухих мест. Вечером решили мы зайти в кино. Не без гордости повел я гостя в один из лучших московских кинотеатров — «Москва». Дорогое убранство фойе, мрамор колонн, изящество балконной баллюстрады, за которой разместилось кафе, все это произвело внушительное впечатление на скромного провинциала.
— Да, — с чувством сказал он , умильно озираясь, — вот это я понимаю, культура!



"Веселые повара" - самодеятельный джаз клуба им. Микояна

Вспыхнул свет у эстрадной рампы, раздвинулся роскошный занавес, и перед нами предстали во всем блеске своего серебротрубного оружия тринадцать участников джаза, призванного под управлением С. X. Самойлова культурно развлекать публику в промежутках между сеансами. Музыканты были одеты под американских матросов с их поварскими шапочками, а капитана изображал сам руководитель джаза, объявивший, что артисты будут исполнять джаз-ревю.

Джаз сделал все, чтобы оправдать свою морскую экипировку: играл песни из фильма «Дети капитана Гранта» и эксцентрический фокстрот «Сбор на вахту», блюз под названием «Шторм» и «Краснофлотскую» наравне с некоей «Морской румбой». Освоение джазом «морской» тематики по мере сил помогала и балетная пара Татьяна Леман и Сергей Русанов. Белые брючки и те же белые матросские шапочки дополняли морской стиль всего «ревю». Для сохранения того же стилевого единства ритмически мигал тщательно вделанный в задник сцены маленький маяк. И, наконец, для вящей убедительности, один из джазовых моряков, сиплым, простуженным голосом пел «сугубо-морские» песни.

Collapse )

Обслужить ударников фотографией, 1932 год



В публикации Дм. Чернова "Обслужить ударников фотографией" в журнале "Пролетарское фото" №№7-8 за 1932 год довольно много слов, но в сухом остатке всё содержание сводится к тому, что ударникам производства фотографы должны дать "хорошо выполненные увеличенные портреты, засняв их на производстве, у машины, с бригадой и т.д.". Речь о случаях, когда ударники хотели бы сфотографироваться в порядке личной инициативы.

Но "такой портрет ему сделать отказываются, и он вынужден сняться в одной из вышеуказанных фотографий на фоне облаков, террасы, с видом на море и с заходящим солнцем. А когда рабочий попадает в фотографию к «пушкарю», он сажает его в «автомобиль» и... получается не снимок, а «карикатура», и в большинстве своем рабочие эти снимки рвут или оставляют для забавы".

Collapse )

Оркестр Л. Утесова, видео, 1930 год



Из документального телесериала "Летопись полувека" 1967 года, фильма о 1930-м годе. В телефильме "Сделано в СССР. Советский джаз" 2013 года мнения двух участников передачи о том, какую музыку играет оркестр Утесова, названный им джаз-оркестром, отличаются:

Композитор Борис Ривчун о фильме "Веселые ребята" (1934 год): "Это первый музыкальный фильм, в котором звучит джазовая музыка, Но еще раз обращаю ваше внимание: джазовая музыка того времени, джазовая музыка, которая бытовала, которая была тогда, в те годы".

Борис Фрумкин, художественный руководитель и главный дирижер Государственного камерного оркестра джазовой музыки им. О. Лундстрема: "По настоящему, называть джаз-оркестр Утесова джазом, это весьма и весьма... сомнительно, что это похоже на джаз".
Collapse )

С.Ф. Булаковский(1880-1937) "Ударница" и "Песни свободы", 1931 год

Булаковский Ударница 1931 год

Из журнала "За пролетарское искусство" №9 за 1931 год

"Ударнмца". Название, конечно, чисто условное. Другая его работа "Песни свободы", фото из того же журнала:
Collapse )

Песня трех знатных азербайджанцев о Москве, 1947 год

Музыка Модеста Табачникова из Одессы, слова Михаила Светлова из Екатеринослава, первое исполнение - Леонида Утесова, опять-таки из Одессы. Специфический вариант, как я догадываюсь, первого шага сообразить на троих - заработать на водку с закуской.

Азербайджанская песня о Москве

О тебе, Москва, все мои слова,
О тебе сновидения мои.
Над Москвой горят золотистый закат
И серебряный луч восходящей луны.


Припев:
Ай Азербайджан, ай Азербайджан,
Все мои слова для тебя, Москва.


И далее белиберда в том же духе, последние слова песни:

Ай, хороший город Москва.

Все-таки загадочны были дорожки и тропинки советской эстрады.