Андрей (kapuchin) wrote,
Андрей
kapuchin

Categories:

О мебели и "Союзмебели", 1935 год

Публикация в газете Известия за 22 мая 1935 года:

На Тишинском рынке в Москве ча­сто можно видеть супругов, покупаю­щих кровать, либо один матрас, плете­ную детскую кроватку, этажерку, ма­ленький письменный стол с одной тум­бочкой. Рыночная мебель кустарей-одиночек не ахти как хороша и цена ее высокая. Но что же делать, если в го­сударственных и кооперативных мага­зинах Москвы не торгуют самой ходо­вой, самой нужной мебелью?

Кустарь берет за этажерку 70 руб. Государственная фабрика когда-то про­изводила этажерки по 38 руб., но пре­кратила это производство.



Фотографии из "Материалов к отчету Сокольнического райсовета РК и КД за 1931-1934 гг."


Письменный стол с одной тумбочкой очень удобен для небольшой комнаты. Такие столы делала Ольховская фабри­ка по цене 87 руб. Фабрика прекрати­ла их производство, и кустарь, не чув­ствующий давления государственной промышленности, требует за такой стол 160 руб.

Матрас (без кровати) на рынке можно купить в два счета, а москов­ские мебельные магазины почти всегда имеют в наличии кровати и почти ни­когда не имеют отдельно матрасов.

В некоторых провинциальных горо­дах другая беда — матрасы есть, кро­ватей нет. Там человек покупает матрас, расстилает его на самодельных деревянных подпорках и спит, как Ро­бинзон после кораблекрушения.


За диванами — очереди. А оттома­нок никто не берет. Диваны и оттоман­ки делаются из одинаковых материалов. Но оттоманка дороже дивана рублей на 100 и производство ее выгоднее. И фа­брика усиленно производит оттоманки, спрос на которые ничтожен. Некоторые мебельные фабрики в погоне за при­былью изготовляют только канцеляр­скую мебель, прекратив выработку ме­бели для квартир.

Скудость ассортимента мебели в ма­газинах поразительна. Люди обзаво­дятся патефонами и шахматами, но па­тефонных и шахматных столиков в продаже нет. Книжный шкаф делают только одного размера, достаточного для библиотеки ученика пятого класса, но и такой шкаф надо долго искать. Книжную полку купить попросту негде.



Иногда в мебельных магазинах по­являются гарнитуры реставрированной мебели. Цена гарнитура для одной ком­наты — 10 тыс. руб., 15 тыс. руб., бывает и выше. Гарнитур этот угне­тает не только своей ценой, но и сти­лем, не соответствующим современным вкусам. А гарнитуров новой мебели, по­проще и подешевле нигде нет. Подобрать один стул к имеющейся столовой тоже не удастся. Нет у нас мастерских для приема индивидуальных заказов на
мебель, хотя потребность в таких ма­стерских огромна.

Немногие попытки создания новых типов мебели пока ничего не дали. Одна московская фабрика выставляла модели диких «дивано-шкафо-кроватей», от которых все справедливо отвер­нулись. В Ленинграде были сделаны удачные образцы мебели без вырезов, с обтекаемыми формами, но этот опыт ни­кем не подхвачен.

Мебель поражает своим убийствен­ным однообразием, хотя стандарта на нее нет. Технические условия, разра­ботанные в прошлом году Союзмебелыо, вызвали протесты торгующих организаций. В самом деле, проект Союзмебели способен был вызвать глу­бокий пессимизм: в мебели первого сор­та допускалось шатание стола на ножках, преогромные суки в 5 санти­метров, просветы в шкафах, разболтан­ность филенок и другие крупные поро­ки. Проект был забракован, но новый до сих пор не утвержден. И скверное качество мебели уныло сочетается с ее острым дефицитом.



На 1935 г. программа производства мебели— 300 млн. рублей (в том числе детской мебели— всего около 1,5 проц.). Между тем, только на городской рынок требуется не менее, чем на 600 млн. рублей. Кроме того, и деревне надо обя­зательно дать мебель, и притом хоро­шую.

Одно увеличение программы еще не разрешит вопроса. Менять надо и географию мебельной промышленности. Нелепо, когда Чита требует 40 ваго­нов мебели из Ленинграда. Ни с чем несообразно везти мебель на Урал, в Сибирь, где тьма леса. Сейчас прави­тельством запрещены перевозки готовой мебели на расстояние свыше 600 километров. Местным организациям волей-неволей придется теперь заняться производством и сборкой мебели на местах.

В. Усов




Кадры из киносюжета 1935 года о выставке в Москве образцов новой мебели и новой посуды:















Tags: 1930-е, Москва
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments