Андрей (kapuchin) wrote,
Андрей
kapuchin

Categories:

В бюро по обмену комнат, Москва, 1928 год

Публикация в журнале Огонек №52 за 1928 год:

Говорите только правду

Мысль о создании в Москве Бюро по обмену комнат зародилась в президиуме Бауманского райсовета и при помощи МУНИ вскоре была претворена в жизнь. В первый месяц в бюро поступило 1.076 заявлений об обмене комнат. Сейчас за день в среднем поступает до 60 заявлений от желающих меняться и совершается от 7 до 9 обменов.

За 9 месяцев своего существования в Бюро подано свыше 11 тысяч заявлений, из коих удовлетворено , т.е. произведено 1.800 обменов. Денежный оборот в 12.000 рублей дал чистой прибыли 4.000. Эта сумма составлена из тех ничтожных грошей, которые Бюро взимает за обмен.


Понедельник — самый горячий день в Бюро. Недовольный своей площадью трудовой элемент за воскресенье осмотрел „чужие площади “ и сегодня будет искать желающих с ним меняться.

Подойдя к Бауманскому райсовету, вы поднимаетесь во второй этаж , на площадке влево от вас слышен неясный гул. Вы открыли дверь и, переступив порог, сразу вспоминаете забытые картины 1923— 24 года, когда бедному обывателю приходилось на черной бирже обменивать червонцы на совзнаки, либо наоборот.

— Сколько у вас? Как, без центрального отопления? Этаж , какой этаж, вас спрашивают?! Лифт есть? Нет, газа не имеется. Я же говорю, что мне обязательно с телефоном!

Весь этот ворох вопросов и ответов сыплется со всех сторон, оглушая непривычного. Обведя глазами большую комнату, невольно останавливаете внимание на плакате с призывом:

„Говорите только правду “ .
Ложь приводит к ссорам и скандалам между желающими обменяться и персоналом Бюро.


Осторожно лавируя между десятками людей, вы притискиваетесь к столу, у которого нужно „говорить только правду“. У стола заведующего каждый подробно выкладывает причины, заставляющие его меняться. Причины бывают самые разнообразные: вот, например, древняя старушка, шамкая объясняет, что она „хочет лишить наследства гадкую девчонку, свою дочь, которая беспрерывно ее изводит“. Ей, мол, скоро умирать, и она меняется со своими знакомыми, которые хорошо к ней относятся. У нее большая отдельная комната, а те живут трое в одной конурке. Пускай добрые люди вспоминают ее после смерти.

Дальше подходят, не глядя друг на друга мужчина и женщина. Они пришли за ответом. Зав. Бюро быстро отыскивает нужные ему карточки. Есть две комнаты, отдельные, но в одной квартире. Мужчина нервно выпаливает: „Я же вам говорил, что мне нужно отдельно, совсем отдельно. В разных районах, пусть у заставы, у черта на куличках, только подальше от неё“.

А вот обратное явление. Требуется одна большая комната, взамен двух поменьше. Следует объяснение: „Мы уже год как женаты, а живем в разных районах: я в Сокольниках, а она у Зацепы. Хотелось бы иметь одну большую“.

— Вот счастливец, смотрите, — с завистью показывают вам на пожилого мужчину, завсегдатая Бюро.—У него семья из шести человек; занимали комнату в две сажени, теперь же путем пяти обменов они получили квартиру из трех комнат.

И так без конца, один за другим проходят люди, желающие по тысяче всяких причин переменить свой домашний угол на другой. Обмен комнат—вполне узаконенное постановлением Совнаркома и вошедшее в московскую жизнь явление.

Совсем недавно, в виду необыкновенного роста операций Бюро, оно заключило договор со справочниками МКХ, разбросанными но всем районам Москвы, что значительно приближает „потребителя“ к работе Бюро. В любом справочном киоске МКХ за двугривенный вы получите три адреса желающих обменяться комнатами, а еще за десять копеек можете также подать заявление о том, что сами хотите меняться.

Здесь тоже надо - говорить только правду.

Tags: 1920-е, Москва
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments