Андрей (kapuchin) wrote,
Андрей
kapuchin

Categories:

"Мрачный быт (Данные с мест по борьбе с проституцией)", 1923 год

Из газеты Известия за 1 июня 1923 года:

В высшем совете по борьбе с проституцией сосредоточиваются материалы по Москве и с мест о борьбе с проституцией. Поистине, мало слов, а «горя реченька». И что печальнее всего, большая разноголосица на местах. Не только не хватает у местных советов по борьбе с проституцией средств для реальной борьбы, но и идеологически эта борьба еще очень смутна и невыдержанна.

«ДНО» МОСКВЫ

В настоящее время можно считать, что профессиональная проституция отошла далеко на второй план, на первое же место выдвинулась проституция в виде подсобного промысла. Первую можно считать сейчас не превышающей 15 проц., тогда как вторая составляет до 85 проц. всех промышляющих развратом. Это свидетельствует, конечно, о громадном преобладании случайной проституции, вызываемой прежде всего безработицей.

Центры проституции в Москве— Хитров рынок, Сухаревка, Тверские-Ямские, от­части Божедомка и Марьина Роща. Нередко тайные притоны имеют благопри­личную внешность вечеринок, небольших танцевальных вечеров в семейных домах и пр. — случаи, когда обнаружить притон и вообще тайный промысел проституток или сводничество хозяйки довольно трудно. Не менее трудно уловимы притоны, содержимые хозяйкой, которая снимает несколько комнат с девицами; видимость такова, что хозяйка— такая же жилица, как и сами девицы. Привлечь хозяйку к ответственности не легко, ибо сами женщины не только не заявляют жалобы, но если таковая подается со стороны, энергично протестуют против нее.

Тайными притонами является значительное количество ресторанов и кафе, а также места у входа в крупнейшие московские бани. Недавно было обнаружено, что в номерах самых популярных в Москве бань имеется хорошо скрытый публичный дом, содержимый артелью, которая арендует бани. Деньги за пользование женщинами вносились прямо членам артели. Среди эксплуатировавшихся здесь было много отлично одетых и вполне культурных, в большинстве замужних женщин. Входная плата здесь колебалась в пределах от 100 до 500 миллионов.

Обнаружено, что тайными притонами оказываются иногда и частные балетные школы. По негласным сведениям, имеется, между прочим, квартира, где посетителям за плату предлагаются женщины, вино, кокаин, опиум и морфий. Громадную роль в деле развития проституции играет казино с его карточным клубом: проиграв­шиеся здесь барыни вознаграждают себя с помощью разврата.

Весьма заметное место в жизни этого «дна» имеет промысел так называемых «хипесниц»: проститутка-хипесница спаивает своего посетителя и обирает его. Иногда хипесничество обставляется особенно тонко: так, в одном из обнаруженных случаев в «деле» участвовали две проститутки. Одна, заслышав, что товарка ее ведет в комнату гостя, забирается под кровать и, когда гость заснет, очищает его платье и исчезает с награбленным. В районе Тверского бульвара немало элегант­ных притонов и домов свиданий, солидно обставленных и с швейцаром на лестнице.

НА МЕСТАХ.

Самое печальное в провинциальной хронике борьбы с проституцией это, как уже сказано, неустойчивость подхода, даже прямо хаотичность взглядов и мер. В целом ряде губернских городов существует, оказывается, в той или иной форме регистрация проституток силами местной милиции, т.-е. нечто очень близкое, в сущности, к недоброй памяти системе регламентации прежнего времени.

Так, воронежский губсовет по борьбе с проституцией постановил выработать ин­струкцию для милиции по собиранию сведений о проститутках. В Вятке, как констатирует местный губсовет, держат, в числе до 20 женщин и более, «подозре­ваемых в проституции» в районах мили­ции. Местный губпрокурор па заседании губсовета оправдывается, что регистрация имеет в виду не унизить проститутку как таковую, а «взять ее на учет как граж­данку с уголовными наклонностями». Губ­совет, между прочим, постановил хода­тайствовать, чтобы о подозреваемых в за­нятии проституцией женщинах милиция сообщала ему.

Во Владимире тоже существует настоя­щая регистрация проституток, а в НКздраве Крыма циркуляр говорит об этом и совсем просто, как о вещи само собой разумеющейся. В Гомеле обсуждают возрос, как наказывать упорных прости­туток, а в Терском совете додумались даже до ходатайства о «выселении из Пя­тигорска беспризорных (пришлых) про­ституток по месту жительства». Тут, в Терском совете, вообще изумительные ре­форматоры: они постановили, чтобы боль­ных проституток регистрировал губздрав и принудительно лечил их. Прекрасное за­нятие для органа здравоохранения — вести списки «бланочных».

Интересны наблюдения петроградского губсовета. Теперешние проститутки, по мнению губсовета, в значительной мере принадлежат к беженкам из латышек, эстонок и пр. В большинстве это не про­фессионалки, а жертвы безработицы. Сре­ди них очень много бывших советских служащих женщин.

Поведение теперешней проститутки на улицах и в общественных местах гораздо скромнее, чем было в прежние годы; эксцессы наблюдаются также гораздо реже.

Когда в Петроградском совете возник вопрос, не следует ли шире оповестить массу проституток о существовании совета, который, ведь, в число своих задач имеет также помощь против эксплуатации женщины (сводников и пр.), то вынесено было такое постановление: так как реальные средства совета для помощи проституткам очень скромны, то широко оповещать о себе он не должен. Напротив, надо широко огласить о тех органах отделов юстиции, которые берут на себя ведение дел по жалобам проституток. Так печально обстоит на местах дело борьбы с бедствием, которое, по общепризнанному мнению, возрастает буквально с каждым днем. Необходимо каким бы то ни было путем поднять средства и силы советов по борьбе с проституцией, повысить их удельный вес, их права и популярность.

Л. Василевский.

Tags: 1920-е, Крым, Москва, Петербург
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments