Андрей (kapuchin) wrote,
Андрей
kapuchin

Categories:

Московские прачечные, 1937 год

Публикация в газете "Правда" за 5 марта 1937 года:

О московских прачечных

Перед нами — письмо инженера И. К. Росницкого, проживающего на улице Грановского, в доме № 5, квартира 40. Автор письма рассказывает:
— Недавно в филиале механической прачечной Краснопресненского района (Электрический переулок) я отдал в стирку 88 штук белья. Через восемнадцать дней белье было выстирано. Но в каком виде оно вернулось ко мне?! Прежде всего не оказалось новой сиреневой рубашки. Вместо нее пытались подсунуть рваную белую рубаху. В копии квитанции совершен подлог. Карандашом сделана приписка «рв», что должно обозначать — «рубашка рваная». Между тем рубашка была сдана и стирку почти совсем новой. На большей часта белья пуговицы оторваны. На крахмальных воротничках—желтые пятна. Из 88 штук белья обратно я получил только 83. Остальное пропало.

Это письмо—одна из бесчисленных жалоб москвичей, возмущающихся прескверной работой московских прачечных.



Фотография из "Материалов к отчету Краснопресненского райсовета РК и КД(1931 — 1934)", 1934.


Коммунальные механические прачечные Москвы—наиболее отсталый участок городского хозяйства. Они не удовлетворяют даже минимальных потребностей жителей. В столице 12 механических прачечных. В год они могут пропустить до 25 тысяч тонн белья. Количество явно мизерное. Но даже и при этой ничтожной пропускной способности прачечные преимущественно стирают белье, принадлежащее различным учреждениям и предприятиям. От населения белье принимается очень неохотно.

В 1936 году из 23.500 тонн белья по заказам учреждений было выстирано 21.500 тонн, а по индивидуальным заказам населения—только 2.000 тонн.

Смехотворно мала сеть самодеятельных прачечных, находящихся при жилых домах. В городе их насчитывается всего 251. Никто не следит за ними, они предоставлены самим себе.

Двенадцать механических прачечных столицы имеют всего двенадцать приемочных пунктов. Это — на весь город. Краснохолмская прачечная, единственная специально предназначенная дли стирки белья индивидуальных заказчиков, не имеет ни одного филиала. Со всех концов Москвы, даже из дачных поселков, жители вынуждены ехать сюда, чтобы сдать в стирку белье.

Приемочные пункты коммунальных прачечных в подавляющем большинстве представляют собой грязные, темные комнаты. Здесь давка, духота, очереди. Около двух часов надо потрать на то, чтобы сдать белье в стирку.

На корточках, сгорбившись в три погибели, сидят люди и пришивают к белью метки. Прачечные за пришивку каждой метки берут 6 копеек. При большом количестве белья это получается накладно. И вот клиенты покупают здесь же номерки и пришивают их к белью сами.

Однотипного прейскуранта не имеется. Цены разные. Каждая прачечная за стирку одной и той же вещи взимает различную сумму.

Сортировка белья поставлена из рук вон плохо. Путаница неимоверная!Стирается белье неудовлетворительно. Гладится еще хуже. Сдача белья со складками — обычное явление. Продолжительность стирка колеблется от 20 до 30 дней. Месяц на стирку!

Рваное белье — бич всех московских коммунальных прачечных. Происходит это из-за небрежного отношении к оборудованию. Большинство стиральных барабанов требует ремонта. Чинят же их от случаи к случаю, и то лишь при массовых жалобах на рваное белье.



Фотография из "Материалов к отчету о работе Советского райсовета РК и КД города Москвы", 1936.


Нередко белье пропадает. Краснохолмская прачечная в прошлом году уплатила своим клиентам за пропавшее белье 16 тыс. руб. При этом необходимо учесть, что оценку стоимости пропавшей вещи производит сама прачечная, которая обычно значительно преуменьшает ее. В ином случае указанная цифра была бы намного больше. Механическая прачечная Сталинского района уплатила за пропавшее и порванное белье 6 тыс. рублей. Примерно около этого уплатили и другие прачечные.

При выдаче клиенту выстиранное белье, как правило, не заворачивается. Приходится везти чистое белье по всему городу незавернутым. Из прачечной в филиал белье доставляется в мешках. При этом оно, конечно, мнется и грязнится. Использование для этой цели корзин, коробок или ящиков администрация большинства прачечных считает пустой затеей.

Снабжение прачечных стиральными материалами плохое. Мыло низкого качества. Кальцинированной соды не хватает.

Везде на свой вкус и взгляд составляют особые рецепты стиральных материалов. Например, на одну тонну белья Краснохолмская прачечная кладет в чан 20 килограммов мыла, 20 килограммов соды и 2 килограмма «хлорки» (хлорная известь). Прачечная же Сталинского района расходует на одну тонну белья 15 килограммов мыла, 25 килограммов соды и 1 килограмм «хлорки». В каждой прачечной своя законы н свои порядки.

Московский совет принимает кое-какие меры для увеличения пропускной способности коммунальных прачечных и улучшения качества их работы. В этом году предполагается увеличить их пропускную способность до 36 тысяч тони белья в год. Но этого мало.

Дело не только в количестве выстиранного белья. Граждане нашей страны вправе требовать, чтобы их белье стиралось отлично, быстро и дешево. Пора, наконец, президиуму Московского совета уяснить, что жители столицы будут расценивать его работу не по многочисленным постановлениям «об изжитии недостатков» и «принятии мер», а по подлинному культурному удовлетворению всех насущных потребностей населения.

С. Богорад
Tags: 1930-е, Москва
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments