Андрей (kapuchin) wrote,
Андрей
kapuchin

Categories:

Бурная жизнь скорой помощи в Иркутске, 1935 год

Из "Восточно-Сибирской правды" за 28 апреля 1935 года:

Записки дежурного врача

Вся наша страна живет бурной, многокрасочной жизнью. Создаются новые отрасли производства, осваиваются невиданные культуры, вырастают небывалые люди. Гигантскими шагами идет вперед наука. Приперт к стенке вопрос о старости. Переставшему дышать человеку переливают привезенную на самолете кровь, и он оживает. Мастера хирургического дела делают швы на сердце и сложнейшие операции в головном и спинном мозгу.

Но жизнь, да еще в большом городе, имеет и другую сторону. Люди, к сожалению, умирают или терпят телесные повреждения, поскользнувшись на лестнице — получают переломы конечностей, а зазевавшись на улице — попадают под машину невнимательного шофера. Словом, происходят явления, требующие немедленной и скорой помощи. И скорая помощь приходит. Но приходит, как живое воплощение дореформенной Руси. В Иркутске происходят вещи, которые сто лет тому назад явились бы украшением известной «Иркутской летописи», будучи напечатаны вперемежку с известием о приезде нового архиерея или очередным открытием мощей. Эти современные нам события записаны в современной «летописи» — в книге записей вызовов по скорой помощи дежурными врачами:

«11 апреля 1935 года. Красноармеец снят с поезда в бессознательном состоянии. К больному выехали через полтора часа, т. к. тарантас сломался во дворе.
12 апреля. На обратном пути с вызова лошадь упала. При помощи прохожих лошадь была поднята(?) и дошла до больницы шагом.

13 апреля. В час ночи повозка окончательно развалилась — передняя часть, ось с рессорами и облучком отделилась от кузова и от улицы К. Либнехта до больницы была доставлена волоком. В больнице других повозок не было, т. к. все развалилось и все сданы в ремонт.
14 апреля. Тарантас сломался и к больному Пилантовскому пришлось идти пешком.
15 апреля. В 11 час. ночи, при перевозке больной Яблоновой, лошадь не пошла. Дежурный врач и няня пошли пешком.
16 апреля. При выезде на вызов в 6 час. утра лошадь отказалась идти. В 7 час. 20 мин. вызов на 1-ую Советскую №143 в рабочие бараки на преждевременные роды. Врач прибыл в 8 часов, когда больная разрешилась с помощью двух соседок. Больная кровоточила. Перевозка в родильный дом на тарантасе была не возможна. Только в 11 час. 30 мин. больная была доставлена а больницу на случайно полученной грузовой автомашине».

Конечно, преждевременные роды — вещь неприятная и опасная. Но бывают рождения со значительным опозданием. У нас, например, создается справедливое подозрение: а не запоздали ли родиться тт. Дьяченко, Маркин и администрация больницы, лет этак на сто, когда, во времена Земляник и Гибнеров из богоугодных заведений, всё описанное являлось неизбежным злом российского захолустья?

У всех нас имеется естественное и непреодолимое желание — избежать во что бы то ни стало знакомства с дореформенной телегой почтенной старушки скорой помощи. Но основное заключается в совершенно недопустимом превращении «скорой помощи» — этой своеобразной мастерской по срочному ремонту заболевших — в типично-захудалую мастерскую по ремонту тарантасов, где к тому же имеется несколько заморенных кляч. Не может быть, чтобы в большом советском городе, с сотнями автомашин, не нашлось 2-3 машин для скорой помощи. Нельзя этому поверить, это нелепо. Дело в другом — в безрукости и вопиющем пренебрежении к заботе о живом человеке.

ВРАЧ.
Tags: 1930-е, Иркутск, медицина и здоровье
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments