Андрей (kapuchin) wrote,
Андрей
kapuchin

Category:

Дела хлебные, 1929 год

Из эмигрантской газеты "Возрождение" от 15 февраля 1929 года.

Крестьяне из подмосковных деревень приезжают в Москву обозами в 10-15 подвод, привозят в город овес, продают его частникам на рынках, в частные фуражные лавки и т.п. по вздутым ценам I5-20 коп. за кило, а взамен покупают хлеб по пониженным ценам 8 коп. за кило.

Если в ноябре и декабре это явление было не частым, то теперь оно стало буквально массовым. У застав - вблизи села Богородского, у Даниловской заставы и у других - ежедневно проходит огромное количество розвальней, груженных хлебом.



Фото из журнала Прожектор №10 за 1929 год

У одной из застав, сотрудник «Труда» вступил в беседу с крестьянами, везшими хлеб.
—Куда же вы его везете? Ведь хлеб для скота непригоден, он вызывает желудочные заболевания, сильно сокращает силу лошади.

Крестьяне отвечали приблизительно в таком духе:
- Нам сейчас сила у лошади не нужна. Всё равно лошадь без дела стоит. А дело это нам выгодно. Привезу я в город пудов 15 овса, продам, а назад еду, как ухарь-купец, и с хлебом и с деньгами.

Наряду с этим на железных дорогах «работает» целая армия спекулянтов, которые ежедневно отправляют по 3, 4, по 5 пудов хлеба в окрестные деревни. Пассажирский зал Брянского вокзала в значительной своей части заполнен мешочниками. Самыми настоящими мешочниками, образца 1920 г. С Брянского вокзала ежедневно отправляется в деревню более 15 тонн хлеба плюс к этому еще около 5 тонн увозимых мешочниками «на руках». Судя по наблюдениям станционного ГПУ, подавляющее большинство отправителей явные спекулянты, т.к. делают это ежедневно в течение нескольких недель.

«На руках» увозят хлеб, главным образом, молочницы. Хлебом они набивают мешки, бидоны из под молока, снятые юбки, перевязанные веревочкой, и т.д.

Но сотрудник спросил одну молочницу, зачем ей нужно столько хлеба?

-Хлеб-то кому везу? - Коровушке, сынок! - ответила старушка. - Сена нынче у нас мало. Луга половодьем обмыло, а хлеб дешевый, да и много его.

У Брянского вокзала частные и кооперативные ларьки, действительно, буквально ломятся от черного хлеба. Хлеб не вмещается уже в самом ларьке, а сложен, как торф, около на ящиках, просто на снегу и на крышах ларьков. Если принять во внимание, что таких вокзалов, как Брянский, в Москве около пяти, то получится круглая цифра в сотню тонн хлеба, который ежедневно уходит на корм крестьянским «лошадкам и коровушкам», не считая московского скота.



Tags: 1920-е, Москва, русская история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments