Андрей (kapuchin) wrote,
Андрей
kapuchin

Category:

"Чья вина?", 1929 год

Перепечатано из "Крокодила" эмигрантской газетой "Возрождение" 31 декабря 1929 года.



Рис. из газеты Волжская коммуна за 27 июня 1933 года

Ферапонтов сидел за швейной машиной, механически подкладывал выкроенные куски сукна, также механически отбрасывал в сторону сшитое, снова подкладывал, снова отбрасывал и смотрел в это время не на машину, не на полуфабрикат свой, не на готовое изделие - все его внимание было сосредоточено на левом ботинке, зловеще оскалившем подошвенную пасть и нахально требовавшем каши. Ферапонтов пошевелил пальцами ноги. и пасть ботинка раззявилась еще шире, зубы - гвозди задвигались в разных направлениях, задразнился неизвестно откуда выскочивший язык - стелька.

- Тьфу! - озлобился Ферапонтов: - Двух дней не ношу! И что черти вырабатывать стали, а?! Два дня, как надел, и бросай? Хорошо еще, что правый держится.

Глянул одобрительно на правый и обомлел, тот открывал пасть прямо на глазах, открывал лениво, как не совсем проснувшаяся собака, которая еще не сообразила, следует ей зевнуть или еще рано.

- Так! - зловеще протянул Ферапонтов : - Оба - два, значит? Хорошо! Так и запишем! Работнички! Соревнователи!..

***

Евдокимов на обувной фабрике пришивал подошвы к заготовленным ботинкам . Так как пришивал на самом-то деле не он, а машина, он же только подкладывал, то и было у него внимание отвлечено к другому предмету - он усиленно рассматривал концы брюк, нескрытые прозодеждой. И действительно, было на что посмотреть: правая штанина, шириной в Черное море, оканчивалась вершка за четыре от ботинка и показывала конец носка и широкую полоску подштанников . Левая, узенькая, в обтяжку от ботинка до икры, шла тоненьким, но извилистым штопором, гармошкой собиралась в колене и, быстро превратившись в натянутые рейтузы, исчезала под прозодеждой.

- И что шьют, черти лиловые?! Вот пиджак, как пиджак? И сидит хорошо и все, а эти...

Евдокимов нагнулся, чтобы хоть как-нибудь расправить левую штанину. Послышался зловещий треск. Евдокимов
быстро сбросил прозодежду, снял пиджак и обнаружил, что шов упразднился сам собой и что вместо одной спины у пиджака стало две.

- Так-с ...- растерянно протянул Евдокимов, потом неистово выругался и снова сел за работу.

***

В универмаг Ферапонтов пришел вскоре после работы. Шел в рваных сапогах, а подмышкой нес развалившиеся ботинки. В универмаге стоял дикий вопль, испускаемый Евдокимовым. Евдокимов потрясал остатками костюма и вопил:

— Это вы такие костюмы рабочим продаете?! Деньги берете, как за настоящее. а продаете что?! Вас бы эдак одеть, да посмотреть на вас! К Евдокимову подскочил Ферапонтов, швырнул ботинки на прилавок и поддал жару:

- Это что мне вместо ботинок подсунули?! Сами таких, небось, не носите? Обуть бы вас в эти, глянул бы что вы запели бы....

Растерянный продавец пытался доказать, что не он делал и ботинки, и костюм, но все было тщетно - Ферапонтов и Евдокимов бушевали.

***

Вышли они вместе. На улице сочувствовали друг другу, вместе шли к трамваю. И у трамвайной остановки окончательно познакомились:

- Где работаешь-то?!..
- Я - на обувной...
- А я — на швейной....

Глянули друг на друга, сконфузились и разошлись, не дождавшись трамвая.


Tags: 1920-е, юмор
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments