Андрей (kapuchin) wrote,
Андрей
kapuchin

Categories:

Коммунальные страсти, Москва, первая половина 1930-х годов

Эмигрантская газета "Возрождение" перепечатала в №5(мврт) за 1934 год судебный очерк из "Вечерней Москвы", дата оригинальной публикации не указана.

Бытовое дело

Среди судебных отчетов "Веч. Москвы" находим такой, бросающий яркий свет на жуткие условия совместного
существования чуждых друг другу людей на переполненных квартирах.


"Первая встреча Шермана с обитателями квартиры покойного профессора Шилова, в которую он вселился
в порядке обмена комнатами, не предвещала ничего хорошего. Вдова проф. Шилова, встретив Шермана в коридоре, окинула его сквозь лорнет с головы до ног высокомерным взглядом и промолвила с истым аристократическим презрением:

-У нас в квартире евреев нет. Поэтому, я думаю, у нас вам будет неудобно.

На просьбу Шермана дать ему ключ от входной двери, чтобы заказать себе такой же, профессорша с той же
"аристократической" манерой ответила:

- Я могу вам доверить ключ при том лишь условии, что берете на себя ответственность за могущие быть в
квартире кражи.

Профессорша, дочь миллионера Абрикосова, еще так недавно бывшая самодержавной и полновластной хозяйкой богато обставленной квартиры, и сейчас еще считала себя в праве распоряжаться в ней, как и в былые времена.

Шерман был другого мнения, и, не вступая в разговоры с профессоршей, получил ключ от неё через домоуправление.

Так сразу и определилось расслоение квартиры. С одной стороны Шерман, с другой "аристократы": профессорша, её две родственницы, дочери бывшего управляющего князя Голицына, сестры Леплен, гражданин Лесников, многократно судившийся за растраты и специализировавшийся на пьяных дебошах, и, наконец, ответственный по квартире, инженер Петр Рогачев.

Война началась сперва "тихой сапой". Шермана стали преследовать мелкими придирками, язвительными
замечаниями и изводить издевательской жестикуляций, анекдотами с соответствующей интонацией. Потом война стала принимать более открытый характер. Особенно в этом отношении отличался Рогачев, преследованиями Шермана утолявший свой звериный антисемитизм, который он унаследовал от своего отца, только в прошлом году раскулаченного и отбывавшего ссылку.

Особенно усердствовал Рогачев во время частых вечеринок, которые устраивались на половине профессорши и её родственниц. Пение и танцы под патефон, непрекращаюшиеся разговоры, нарочито громкие, по телефону, находящемуся в коридоре, до поздней ночи, - все это вместе взятое лишало Шермана, работающего в аппарате ВЦСПС, возможности работать и отдыхать.

Напряженная атмосфера квартиры разразилась в ночь с 15 на 16 октября. Рогачев, разозленный тем, что Шерман около часу ночи потребовал прекращения пения, танцев, шума и разговоров по телефону, набросился на него, сбил его с ног и избил до потери сознания. Затем он отнес бесчувственного Шермана в его комнату и бросил на кровать. Здесь на другой день его нашли знакомые в совершенно беспомощном состоянии. Вызванный врач оказал Шерману помощь и установил на его теле много ссадин, и кровоподтеков. Рогачев был привлечен к уголовной ответственности за антисемитизм. Городской суд, рассматривавший это дело под председательством Киреевой, приговорил Рогачева к лишению свободы на два года.

Tags: 1930-е, Москва, русская история
Subscribe

  • "Самая дорогая вещь в Москве", февраль 1908 года

    Из журнала Развлечение №6 (7 февр.) за 1908 год: Угадайте, какая сейчас самая дорогая вещь в Москве? Вы думаете, мясо? Квартира со всеми удобствами…

  • Записки сумасшедшего, 1903 год

    Из журнала Развлечение №22(7 июня) за 1903 год: Юня начало. Наконец после тридцатишестилетней пытки я вырвался на волю! Боже, как я обрадовался,…

  • (no subject)

    - Хорошо жить в России. Можешь о чём угодно молчать. Рис. из журнала Развлечение №29-30 за 1916 год.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment