Андрей (kapuchin) wrote,
Андрей
kapuchin

Categories:

Московский фольклор начала 1930-х годов (из воспоминаний Н.М. Любимова)

Известный переводчик Н.М. Любимов (1912-1992) в книге воспоминаний "Неувядаемый цвет" приводит некоторые запомнившиеся ему образцы московского фольклора того времени:

"Какой-то безвестный поэт скупыми, но характерными мазками написал картину тогдашней столовой:

Столовая. Припасов нет.
Последний съеден винегрет.
Пустой буфет, в почетной раме
Лишь непитательный портрет:
Тупой, откормленный брюнет
С несимпатичными усами".


Сталин кадр кинохроники

Кадр кинохроники с XVII съеза ВКП(б), зима 1934 года

"В конце 32-го года москвичам урезали нормы выдачи белого хлеба. Это совпало со смертью второй жены Сталина — Надежды Сергеевны Аллилуевой. Московское простонародье ответило на совпадение частушкой:

Аллилуева умерла,
Белый хлеб с собой взяла.
Если Сталин женится,
Черный хлеб отменится".


В связи с несостоявшимся разрушением Храма Василия Блаженного, было такое предложение
Лазаря Когановича, тогдашнего первого секретаря Московского комитета партии, на одном из совещаний по реконструкции Москвы:

"А вот Минина и Пожарского все-таки передвинули так, что они стали не заметны на фоне Блаженного. Москвичи объясняли это тем, что кто-то пустил стишок, вложенный в уста Минина, показывавшего на Кремль:

Скажи-ка,князь,
Какая мразь
В стенах Кремлевских завелась?"


Памятник передвинули в 1931 году, стоял он около Верхних торговых рядов (в советское время здание ГУМа).
Tags: 1930-е, Москва, русская история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments