Андрей (kapuchin) wrote,
Андрей
kapuchin

Categories:

Голодающие украинцы (из воспоминаний Н.М. Любимова, В.С. Шефнера)

Известный переводчик, а в начале 1930-х годов студент, Н.М. Любимов (1912-1992) пишет в своих воспоминаниях "Неувядаемый цвет":

"Летом 33-го года я шел по вечерней Москве. На одном углу лоснилась от жира торгсиновская витрина, на другом, левой рукой держа у груди ребенка, стояла с протянутой правой рукой средних лет украинка. Взгляд ее выражал немое отчаяние.

Месяц спустя я дожидался в Малоярославце поезда на Калугу. На привокзальной площади сидели и
лежали украинцы. Просить подаяния они посылали детей. Ко мне подошли трое ребят мал мала меньше:
девочка и два мальчика. Это были не дети, а карлики со старческими, сморщенными, землистого
цвета личиками и с не по-детски тихим, ушедшим внутрь взглядом.

Я вспомнил рассказ артиста Юрия Михайловича Юрьева о гастролях театра Мейерхольда на юге...
На станции поезда осаждает голодная Украина. Пассажиры бросают в окна куски хлеба, бутерброды.Женщины, мужчины, дети рвут друг у друга куски, давят друг друга, на одной станции кто-то полез за куском под колеса, и его перерезало. Игорь Ильинский и его жена почти все свои вещи, которые везли с собой, продали и на вырученные деньги покупали в коммерческих магазинах еду голодающим".

Будущий писатель, а тогда учащийся ФЗУ (поступил в него в 1931 году), ленинградец Вадим Шефнер пишет в воспоминаниях "Бархатный путь":

"Помню, после летних каникул выдали нам, фабзайцам, талончики в закрытый распределитель. Тогда карточная система была; её ввели в 1930, а отменили в 1934 году. Мы со Слепнем отправились в магазин, находившийся недалеко от Витебского вокзала, и купили на те талончики по килограмму солёной селёдки. Когда мы с этим приятным грузом шагали мимо вокзала, туда, видно, только что прибыл дальний поезд. На привокзальную площадь высыпали пассажиры. Среди них было немало исхудалых женщин. Ясное дело, они приехали с Украины, там в то время голод был смертный. Две женщины подошли к нам. Сквозь южную смуглоту их лиц просвечивала голодная бледность. Та, что помоложе, держала за руку девочку лет четырёх, другая, пожилая, несла большой фанерный чемодан. Они — почему-то шёпотом — спросили, нет ли у нас хлеба. Хлеба с собой у нас не было. Слепень вынул из своего холщового портфеля всю порцию рыбы, завёрнутую в газету, и целиком вручил её женщине с ребёнком. Последовав его примеру, я отдал свою долю пожилой женщине. И сразу же мы почему-то очень заторопились, какое-то смущение нами овладело. Шагая в сторону Невского, мы ни единым словом не обмолвились об этих женщинах, а о чём-то совсем другом говорили".
Tags: 1930-е, книги, русская история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments