Андрей (kapuchin) wrote,
Андрей
kapuchin

Categories:

Москва в 1923 году



Папиросница от Моссельпрома, кадр из киножурнала "Киноправда" №18 за 1923 год

Прочитал я небольшую, всего 80 страниц, но интересно написанную книгу о посещении России в 1923 году русским эмигрантом К.Борисовым "75 дней в СССР. Впечатления" (издание автора, Берлин, 1924). Хотя скан этой книги и находится на сайте, названном антисоветской электронной библиотекой http://antisoviet.imwerden.net/, к антисоветской литературе ее трудно отнести. Автор видит серьезные положительные изменения в стране после введения нэпа и не предполагает, что нэп будет достаточно скоро свернут. Так что в целом он настроен весьма позитивно. Большая часть дней проведенных в СССР приходится на Москву, но он побывал и в Твери, и в Петрограде, и в деревне, и в нескольких небольших городах Московской и соседней с ней губерний.



Уличный продавец папирос в Москве 1923-1924 гг

Уличный продавец папирос от Моссельпрома в Москве, фото из журнала Иллюстрированная Россия, №1 за 1924 год



Запись студентов на временную или поденную работу в летнее время по продаже изделий Моссельпрома, фото из журнала Огонек №24 за 1923 год.

Если кратко о впечатлениях автора о Москве. Первое впечатление, как он пишет, печальное. "Повсюду грязь, бедность, беспорядок.Праздничный день. Вокруг много пешеходов, но внешне толпа серая, бедно одетая". Где уж совсем много народа, так это на Сухаревке: ларьки. товары, "море голов".



Кадр из Киноправды №18 за 1923 год


В Москве даже не квартирный, а комнатный кризис. Люди ютятся по углам. Население живет в грязи, помыть немытые окна и убрать паутину в углах считается, видимо, излишним. В первый день пребывания в Москве у автора даже возникает желание немедленно вернуться в Европу.

Однако, автор быстро привыкает к московской обстановке. Автор пишет, что именно такой он вспоминал Россию: шумной и убогой. И раньше "здесь было грязно, тесно и бестолково, но, тем не менее, бесконечно мило".



Открытие первой всесоюзной сельскохозяйственной выставки в Москве 19 августа 1923 года. Фото из журнала "Экран рабочей газеты" №4 за 1923 год

Об одежде. "Все очень бедны одеты,ходят обтрепанные, в костюмах дореволюционного времени". Цены на одежду и обувь очень высокие, совершенно недоступные, поэтому все донашивают старое. Но есть и новшество -толстовки (френч из грубого сукна), в них летом ходило чуть ли не все мужское население столицы. Из обуви очень популярны сандалии. Женщины одеваются лучше мужчин, из ситца и других дешевых материй им удается что-то смастерить себе нечто "модное".







Пишбарышня на фабрике Трехгорной мануфактуры, кадр из Киноправды №19 за 1923 год

О транспорте. Движение на улицах большое, много извозчиков, много казенных машин, что особенно его поразило, ломовики без конца. "Очень много трамваев и содержатся они в образцовом порядке". Вагоны или заново отремонтированные или просто новые, пути также усиленно ремонтируются, есть даже новые линии. Плата за проезд дорогая, но вагоны переполнены.

"Москва ремонтируется Чинятся мостовые, кое-где окрашиваются дома. Но сравнительно с тем, что нужно было бы сделать - весь этот ремонт совершенно не достаточен".



На стройках Москвы, фото из журнала Прожектор №9(17 июня) 1923 года

Автор находит. что народ стал интеллигентнее, все читают газеты. Откроешь в трамвае газету, пишет автор, обязательно сосед обратится с просьбой: "Разрешите взглянуть на другую половину". Лица у всех серьезные, ругань на улицах слышна значительно реже.



В трамвае, кадр из Киноправды №18 за 1923 год

По словам автора, первый вывод который делаешь в России: страна обеднела, разорена, но сыта("хлебом отдохнула, а хозяйством еще нет"). "Продовольствие не дорого и, главное. общедоступно. Особенно дешев хлеб, видный всюду в громадных количествах. [] Зато вещи доступны лишь обладателям шальных денег". Служащим денег хватает лишь на продовольствие и квартиру, последнее почти бесплатно. Остается еще на папиросы и кино. А вот приобрести костюм невозможно: жалованье около двухсот рублей золотом. а костюм стоит 250 рублей.

Говоря о нэпманах, автор отмечает, что принято считать нэпмана спекулянтом. Но "нэпман нэпману рознь". Есть спекулянты и их действительно много. В розничной торговле обороты в сущности очень невелики. Но есть и большая оптовая торговля внутри страны. Интереснее, автор считает, нэпманы промышленники: выступают они в качестве арендаторов небольших предприятий, изредка строят заново. Об этих людях у автора самое положительное впечатление: "народ крепкий, ядреный, который так легко не уничтожишь". Нынешний строй их не удовлетворяет, отмечает автор, им нужны "реформы", большая свобода действий, отмена всевозможных рогаток и персональные изменения в правительстве, которым они придают чуть ли не главенствующее значение.

Из развлечений популярны бега, которые посещают все, включая рабочих, и цирк.

На бегах Кадр из фильма Папиросница от Моссельпрома 1924 год

На бегах. Кадр из фильма "Папиросница от Моссельпрома" 1924 года

Автору бросилось в глаза изобилие книжных магазинов, не только в центре, но и на окраинах. Появились новые читатели: рабочая молодежь и слушатели рабфаков, учатся они чрезвычайно усердно.

Студенты на университетской лестнице Москва 1923-1924 гг

Студенты на университетской лестнице в Москве, фото из журнала Иллюстрированная Россия, №1 за 1924 год



См. также:
Моссельпромщицы и моссельпромщики, 1920-е

Tags: 1920-е, Москва, книги, русская история, старые фотографии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments