September 29th, 2016

Интуристские анекдоты, 1932 год

Из газеты Возрождение от 16 ноября 1932 года.

Их рассказывает в «Морнинг Пост» «Янитор», ездивший, вместе с другими туристами, в СССР специально для того, что бы посмотреть, зачем, собственно, эти туристы туда ездят.

«Морнинг Пост» (Янитор). Зачем люди ездят в СССР? Зачем туда поехала, например, вот эта мисс Э. Она, оказываегся, страстная любительница садоводства. «Цветы мне что-то говорят», - сказала она и захватила с собой на пароход огромный запас гвоздик. Войдя в каюту, где помещался ленинский уголок, она принесла туда три красных гвоздики (превосходно!) и три розовых (это уж хуже!) и сказала при этом: «Это от Англии, да, это от Англии!» Потом ей показали на портрет Сталина и она спросила кто это. Ей объяснили. «О, - воскликнула мисс Э, - Я не интересуюсь политикой», и успокоилась, поглядев на портрет Карла Маркса, ибо решила, что это портрет поэта Лонгфелло...



И. Владимиров "Интуристы в Ленинграде"(фрагмент), 1937 год

А вот, например мистер «Си». Ему показывали безбожнический музей, устроенный в Исаакиевском соборе. Он подумал и вежливо спросил гида: «А по каким дням туг бывает служба?».

Или еще: два молодых человека, Бокс и Кокс, насчитывающие вместе 40 лет. Долго мы вместе с ними ездили по советской России. Наконец, как-то на палубе волжского парохода, в прекрасный день, Кокс спросил, мечтательно глядя на портрет Карла Маркса: «Да кто, собственно, был этот тип, Карл Маркс?» Он приобрел постепенно любовь к спорам. И вот мы однажды увидели его, окруженного толпой и самоотверженно защищающего христианскую религию! На возвратном пути бедного Кокса в конце концов арестовали. Его обыскали, заперли в пустое отделение и мы все уже думали, что не миновать ему принудительных работ по распилке советского леса. Но стража как-то позабыла окно, и вот вдруг в окне мелькнули синяя рубашка и серые фланелевые штаны Кокса, через несколько минут мчавшегося по российским полям с быстротой английской лисицы....

Лучше не выигрывать, Ленинград, 1936 год

Из номера за 14 мая 1936 года газеты Возрождение:

Бухгалтер одного из петербургских жилищно-арендных кооперативных товариществ А. Лагунов выиграл по принадлежащей ему облигации 25 рублей. Попытка получить выигрыш обошлась ему дорого. 26 сентября 1935 г. он предъявил облигацию в одну из сберегательных касс. Контролерша повертела облигацию в руках и попросила Лагунова за барьер. Домой он не вернулся. Вместе с актом о том, что он предъявил фальшивую облигацию, его отправили в уголовный розыск. Началось дело. Эксперт уголовного розыска не дал определенного заключения: «Явных признаков подчистки и исправления не обнаружено», прописал он в своем акте. Но в деле появилась справка, что Лагунов — из кулаков, лишен избирательных прав. У него отбирают паспорт, выселяют из комнаты. В протоколах допроса появляются зловещие строки: «Без определенных занятий и местожительства».

27 декабря состоялся суд. Лагунов был приговорен к 5 годам лишения свободы с конфискацией всего имущества. Кассационная жалоба Лагунова была оставлена без последствий. Он был отправлен в исправительный дом. Тем временем злополучную облигацию направили — это забыли сделать раньше — в «Госзнак» (советское обозначение «Экспедиции заготовления государственных бумаг»). В «Госзнаке» выяснилось, что облигация не подложная. Делом занялся верховный суд РСФСР, который постановил немедленно освободить Лагунова и вернуть ему конфискованное имущество. («Известия» 10 мая).

1-02-2018. Добавлен скан исходной публикации из Известий. Обстоятельства дела в ней излагаются немного более подробно, кроме того, в эмигрантской газете вместо даты суда 27 ноября ошибочно указано 27 декабря:
Collapse )