December 26th, 2013

"Ярославль в развалинах", 1933 год

В "Известиях" от 20 сентября опубликована статья, свидетельствующая о том, что в Ярославле до настоящего времени не восстановлены дома на улицах, "разрушенных во время белогвардейского мятежа". Площадь этой пустыни, по подсчету "Известий", покрывает 280 000 квадратных метров. В этом описании Ярославля встречаются еще такие печальные подробности:

"На берегу Волги валяются опрокинутый лодки, дырявые, жалкие. Вот уже пятый год железнодорожники строят свой клуб и никак не могут его достроить. Три жалких кино размещены в центре города. Дети Ярославля не обеспечены школами. Около полутора тысяч ребятишек лишены возможности учиться".

"Пролетариат" Ярославля буквально задыхается в тесных, немощеных и грязных улицах. А ярославский, например, "стадион" - вытоптанное поле, огороженное драным забором, и т. д.

Из эмигрантской газеты "Возрождение" от 24 сентября 1933 года




Фото из журнала Прожектор №20(31 октября) за 1927 год.

"Чья вина?", 1929 год

Перепечатано из "Крокодила" эмигрантской газетой "Возрождение" 31 декабря 1929 года.



Рис. из газеты Волжская коммуна за 27 июня 1933 года

Ферапонтов сидел за швейной машиной, механически подкладывал выкроенные куски сукна, также механически отбрасывал в сторону сшитое, снова подкладывал, снова отбрасывал и смотрел в это время не на машину, не на полуфабрикат свой, не на готовое изделие - все его внимание было сосредоточено на левом ботинке, зловеще оскалившем подошвенную пасть и нахально требовавшем каши. Ферапонтов пошевелил пальцами ноги. и пасть ботинка раззявилась еще шире, зубы - гвозди задвигались в разных направлениях, задразнился неизвестно откуда выскочивший язык - стелька.

- Тьфу! - озлобился Ферапонтов: - Двух дней не ношу! И что черти вырабатывать стали, а?! Два дня, как надел, и бросай? Хорошо еще, что правый держится.

Глянул одобрительно на правый и обомлел, тот открывал пасть прямо на глазах, открывал лениво, как не совсем проснувшаяся собака, которая еще не сообразила, следует ей зевнуть или еще рано.

- Так! - зловеще протянул Ферапонтов : - Оба - два, значит? Хорошо! Так и запишем! Работнички! Соревнователи!..
Collapse )