November 16th, 2013

"Московская еда", карикатура, 1929 год

12 октября 1929 года в эмигрантской газете "Возрождение" была напечатана следующая заметка:

МОСКВИЧЕЙ КОРМЯТ ВЕРБЛЮДАМИ

Лондон, 11 октября. Рижский корреспондент «Таймса» сообщает об уменьшении мясного пайка в Москве на 12 проц. В виду острого недостатка мяса советские власти пустили на рынок мясо верблюдов и кроликов. В виде опыта в Москву привезено 1500 тонн верблюжьего мяса и 300 тонн кроликов.

А 15 октября на эту тему в газете появилась такая карикатура:

Карикатура 1929 год

- Почему вы называете этот борщ флотским?
- А как же: он с мясом верблюда, корабля пустыни.

Поездка американки в СССР, 1929 год

Публикация в эмигрантской газете "Возрождение" от 17 октября 1929 года:

В Париж приехала из Москвы американская писательница Вера Симонтон, автор многих пьес (её «Живой товар» идет сейчас в Париже, в английском театре Альберта I).

«СССР опять находится под угрозой голода - раccказывает миcс Симонтон. - Цены на продовольствие вдвое выше, чем в Соединенных Штатах. Мяса, хлеба, чая так мало, что не везде их можно купить и за деньги. Люди становятся с карточками перед казенными лавками, с рассвета. Летом в очередях большинство было босыми, у многих ноги были завернуты в портянки.

Фунт чая стоит 5 долларов, стакан кофе с куском хлеба — 50 центов, лимоны и яблоки продаются по цене 25—30 центов за штуку, масло скверного качества стоит 60 центов фунт. Самая обыкновенная мужская обувь, грубая и непрочная, стоит 15—20 долларов пара.

Жилищные условия отчаянны. Русские теперь не знают, что значит слово дом, домашний очаг. Я часто видела квартиры, в которых не было кроватей, и люди спали на полу, накрываясь вместо одеяла своей верхней одеждой.

Я встречала в СССР много русских американцев, бывших граждан С. Штатов, поспешивших после революции вернуться в Россию. Все те, кого я видела, потеряли все свои сбережения, стали нищими. Они мечтают вернуться в Америку, но не могут, так как утратили свое гражданство и большевики их умышленно не выпускают.

Благодаря деньгам и некоторьм уловкам, я путешествовала по СССР без обычного казенного проводника, который приставляется ко всем иностранцам. Благодаря этому, я и могла составить настоящее представление о происходящем в стране. В Петербурге я едва спаслась от ареста, так как власти обнаружили у меня много фотографий. Мне пришлось все снимки дать на просмотр и большинство их, иллюстрировавших быт и жизнь сов. России, были у меня отобраны.»

О московских трамваях в 1933-1934 годах (из воспоминаний А.Р. Трушновича)

Трамвай

Раскрашенный кадр кинохроники

Врач А.Р. Трушнович(1893-1954), он недолгое время жил и работал в Москве в конце 1933 - начале 1934 года, в мрачных тонах описывает поездки на московских трамваях:

«Народ же брал трамваи с бою, со многими случались припадки “травматического невроза трамвайного происхождения”, как его называли невропатологи. Езда в трамвае отнимала у меня больше двух часов в день и была довольно опасным предприятием. Бравшая приступом вагон толпа могла столкнуть под колеса, в давке могли обокрасть. В вагоне царило право кулака: чтобы выйти на остановке, нужно было пробивать дорогу сквозь живую стену. Если ты обругал оскорбившего тебя хулигана, тебя могли вместе с ним забрать в милицию. Если промолчал — перенесенное оскорбление мучило целый день. О таких пустяках, как вырванные с мясом пуговицы, даже и говорить не стоило».

Его книга "Воспоминания корниловца", откуда взят абзац выше, доступна в интернете.